Гу Кайчжи. Наставления старшей придворной дамы


   2667    Вставить на сайт

Свиток имеет размеры 24,8х348,2 см, и хранится в Британском музее (Лондон), куда он попал в 1903 году. До этого свиток хранился в Китае; самая ранняя печать на нём относится к VIII веку - это печать Хунвэнь гуань, подразделения Ханьлиньской Академии. Делее он побывал в самых разных коллекциях, включая собрание императора Цяньлуна (1736-1796). В 1900 году в процессе Боксёрского восстания он попал в руки англичан и был вывезен из страны.

Свиток написан на тему нравоучительного трактата Чжан Хуа (232—300 гг.) с тем же названием. Часть текста воспроизведена на самом свитке. На нём последовательно изображены девять сцен, иллюстрирующих нравоучительные сентенции Чжан Хуа (исследователи считают, что ранее их было 12, но три сцены утрачены). Тематически он продолжает всё ту же ханьскую дидактическую традицию. Однако, в отличие от рассказов сборника «Жизнеописания примерных женщин» сочинение Чжан Хуа формулирует абстрактные принципы женской нравственности, которые трудно перевести в визуальную форму. Чтобы разрешить эту проблему, художник часто изображает некоторые фигуры или сцены, не обращая внимания на их литературный контекст. Некоторые сцены просто противоречат суровому нравоучительному тону текста оригинала, который написан тут же, рядом с изображениями. Например, пассаж из текста начинается сентенцией: «Мужчина и женщина знают, как украсить своё лицо/но не знают как украсить свой характер». Не обращая внимания на этот критицизм, и суровые советы, вытекающие из него («Отрубай лишнее в характере топором, украшай его тонким резцом, старайся создать возвышенность и чистоту в себе»), художник всё своё внимание уделяет только первой фразе.

Он изображает элегантную придворную даму, смотрящуюся в зеркало, и другую даму рядом, длинные волосы которой служанка укладывает в причёску. Вся сцена пронизана таким спокойствием и очарованием, что вряд ли кому-то может прийти в голову, что столь естественное женское поведение может таить в себе какой-то потенциальный вред, несмотря на все предупреждения писателя. Однако, в произведении есть сцены, более соответствующие тексту. Например, первая же сцена свитка изображает случай, произошедший во время правления ханьского императора Юаня (48—32 гг. до н. э.). Наложница императора, Фэн, во время звериной травли спасла своего покровителя от разъяренного медведя, сорвавшегося с цепи. Она решительно встала между зверем и императором, вся её фигура проникнута благородным пафосом. Во второй сцене приведена история добропорядочной наложницы императора Чэна (32—6 гг. до н. э.) по имени Бань Чжао, которая была до такой степени приличной дамой, что отказалась сесть с императором в один паланкин, чтобы не отвлекать его от государственных дел. Учитывая жестокую конкуренцию среди наложниц императора за «доступ к телу», это был невероятно высоконравственный поступок.

Свитку «Наставления старшей придворной дамы», который, по всей вероятности, является копией, созданной в эпоху Тан (VII—VIII в.), присуща новая манера изображения женщины. Смысловой центр переместился с литературного, символического на художественный, эстетический уровень. Этот свиток донёс до нас несколько женских образов, принадлежащих к лучшему из того, что было создано в ранней свитковой живописи. Одна из придворных дам изображена медленно поворачивающейся влево. Глаза её полуприкрыты, кажется, что она движется во сне. Её развевающиеся ленты и шарф вызывают образ нежного весеннего ветра. Конфигурации волнистых линий смягчают материю и трансформируют материальный предмет в ритмическую структуру. Трудно подыскать лучшую иллюстрацию для первого принципа художника-теоретика Се Хэ (V в.) — «Одухотворенный ритм живого движения». Свиток заканчивается изображением самой придворной наставницы, которая словно бы записывает всё произошедшее.

Ичточник: WikipediA
Теги: , , ,
 Добавить  Свернуть

Коментарии (0)